?

Log in

No account? Create an account
ХI Международный фестиваль камерных театров кукол «Московские каникулы» прошел в этом году в Москве в уютном театральном Особняке в последних числах сентября – в начале октября, и уже по хорошей сложившейся традиции, собрал всех своих друзей и зрителей.
Середина осени – это насыщенная фестивальная страда у кукольников. В этом осеннем сезоне на территории России состоялись большие фестивали театров кукол: «БТК-фест: Театр актуальных кукол» (Санкт-Петербург), «Петрушка Великий» (Екатеринбург), «Шамбай-фест» (Казань), «Оренбургский арбузник» (Оренбург), фестиваль театров кукол им. С. Образцова (Москва) и ряд других. У неискушенного зрителя может возникнуть вопрос, как же за всем успеть, все посмотреть. А самый важный вопрос, как не потеряться камерным формам, сохранить свою самобытность, востребованность, а главное, привлечь и расположить своего зрителя.
«Московские каникулы» – фестиваль с долгой историей, со своей культурой, традициями и постоянными участниками. Так и в этом году, сменив сезонные предпочтения с весны на осень, а также сменив ежегодное проведение на биеннале (из-за организационных моментов и требований от министерства культуры), фестиваль с радушием собрал своих друзей: душевных, веселых, дружных, преданных своему делу и ремеслу, иногда немного хулиганских – «бродячих кукольников», ведь «малую форму» чаще всего проще уместить в формат постоянных передвижений, поисков и новых площадок. В этом году расширился и творческий оргкомитет фестиваля, помимо его главных прародителей: Союза театральных деятелей РФ, Театра «ТриЛика» (В. Драгун, Е. Мартынова), Международной ассоциации «Бродячие кукольники», а также постоянной поддержке российского центра UNIMA, к оргкомитету фестиваля присоединился «творческий десант» Д. Гайдель (Минск, Беларусь) и коллектив Санкт-Петербургского театра «Привет» (И. Слюсарь и Д. Кольцов), что позволило провести драматургически-оригинальное открытие и закрытие программы фестиваля. Организаторами, в форме театрального капустника-ребуса, была представлена особая презентация каждого коллектива. В этом году на фестиваль собрались представители из Белоруссии, Украины, России, Прибалтики.
На фестивале, что стало уже хорошей традицией и необходимым творческим диалогом, вновь состоялась столь необходимая взаимосвязь – обсуждение спектаклей критиками после их просмотра на творческую аудиторию и зрителей.
Также на «Московских каникулах» была заявлена форма архива фестиваля, в которой были показаны спектакли долгожители. Так, камерный театр «Пилигрим» (Коломна, семейный, частный театр О. Гаврилина и Е. Пичугиной), является представителем архетипического фольклорного театра. Особым его направлением становится возобновление традиций, связанных с религиозными праздниками – Рождества и Пасхи. На фестивале было заявлено два спектакля: «Дары Артабана» – религиозно-мистериальный спектакль, посвященный празднованию светлого Христова Воскресения. За основу постановки взят сюжет апокрифической истории о «четвертом волхве», которую на Руси пересказал духовный писатель и священник XIX века Г. Петров. Сценографически спектакль создан по принципу переносного ящика, со стилизованным приемом панорамы и штоковыми куклами. Актерами разыгрываются аллегорические истории о добрых делах Артабана. И, конечно, спектакль обретает свою самобытность благодаря живому исполнению народной музыки и пасхальных «волочебных» песен.
Второй спектакль этого же коллектива – «Ванькины именины» («Аленушкины сказки») был заявлен в основной программе фестиваля. Постановка отображает традиционное обыгрывание социальных типажей в кукольных домиках, которые зародилась еще в XIX столетии (в наше время этой «салонной забаве» отводится немалая популярность в детской индустрии игрушек). Бродячий сюжет первоосновы спектакля, об оживших во время сна куклах, обработан русским классиком Д. Маминым-Сибиряком. Яркие марионетки удачно типизировались благодаря голосовым данным актеров (Е. Пичугиной и О. Гаврилина) и ярким художественным образам (Ваньки, Доктора, Петрушки и его супруги; лирическая история влюбленности Башмачка в Метелочку). Музыкальным лейтмотивом выступала мелодия балетной сюиты Дм. Шостаковича «Танцы кукол»
В этом году со своей авторской миниатюрной заявкой – новым прочтением сказки «Колобка» (авт. идея А. Пронькин) в фесте принял участие постоянный коллектив «Ученый Медведь», который в своем творчестве тоже придерживается фольклорного направления.
Театр «Шутик» (Москва, актеры и основатели театра Е. Моргачева, В. Моргачев) в архиве фестиваля показал спектакль «Молитва о Томасине» (реж. В. Моргачев). Ценность постановки в ее 100% художественном кукольном оформлении – спектакль разыгрывался выводными планшетными куклами в черном кабинете (худ. по куклам А. Понизовская и В. Бартков). Щемяще-трогательная история о преданности и любви к животным, а также о своем долге. Авторами был поднят спорный вопрос можно ли в театре для детей говорить о смерти. История о кошке Томасине, ее хозяйке, и о том, как не стоит беспечно распоряжаться жизнью животных. Спектакль – размышление, спектакль –упование, спектакль – молитва о братьях наших меньших.
Современный театр кукол интересен своим авторским, режиссерским прочтением. Синтезируя разные направления, он обращается к большой форме.
Спектакль «Беру и помню» (реж. В. Костин, худ. С. Рыбина. Актеры – В. Коюшева и Р. Аллахвердиев) театра кукол «КИТ» (Москва). Постановка, в которой, через обращение к прозе Л.Улицкой (к письмам-воспоминаниям современников), рассказывается о ностальгии, историях о детях, которые родились накануне войны или в послевоенные годы. Постановка сложилась благодаря смелому соединению в первооснове – прозы Улицкой, а также неотъемлемой части – игры актеров в драматическом плане; стилизованных элементов театра doc и графично-четкого театра плоских кукол; элементов театра теней и силуэтов. А в сценографическом оформлении – элементов подвижных щитов-ширм, на которые проецировались фотокадры из старого альбома. Главным лейтмотивом спектакля становился мотив детства, как наиболее пронизывающий и стержневой, в жизни каждого человека. Воспоминание из прошлого, как перелистывание альбомных страниц, где на фотографиях проявляются истории: о мальчике, у которого не было дорогой игрушечной машинки, и он мастерит танк из подручных средств – кирпича, хлебного мякиша и нескольких палочек. Про детские игры во дворе в фанты и «немцев». Про пронизанную лирическим мотивам историю о дружбе девочки с двумя пленными японцами. И как обобщающий символ, в этой сцене, прием теневого театра – прорастание двух бамбуковых веточек к солнцу (как символу восходящего солнца и флага Японии). Совсем новой и необычной культуры востока, малознакомой и непривычной для послевоенного поколения советских людей. Постановка по своей тематике, идее и направленности становится в ряд спектаклей, которые ведут со зрителем серьезный разговор на поднятую тему детства и военных переживаний: «Детство Никиты» по военной прозе А. Платонова (реж. Б.Саламчев, худ. О. Веревкина, Омского театра кукол), «Ленинградка» (твор. группа. Б. Константинов, Д. Шадрин, А. Шишов, худ. В. Антонов, театра кукол С. Образцова).
«Две сестренки по концам мостка» («Stalo teatras» – «Настольный театр», г. Вильнюс, Литва. Реж. и автор прочтения – С. Дегутите). Поэтический спектакль, созданный по принципу театра анимации (т.е. использования, «оживления-одухотворения» различной предметно-образной фактуры). Сочетание текстов литовского мифолога Гинтараса Береснявичуса, в которых он соединил – литовскую и японскую культуры. Две визуализации истории о жизни японской и литовской девушек, утонченного востока и народного, идущего от глубинных природных начал, литовского быта. Две истории рассказывают девушки в «живом плане» (актрисы С. Дегутите, К.Маурушявичуте): японскую стилизованную сказку о «Глазах змеи» и по-новому преобразованную историю «Эгле, королева Ужей» (в иконографическом, визуальном прочтении ощущается влияние литовского театра кукол, постановки «Эгле, королева Ужей» (С. Раткявичуса, В. Мазуруса). Детальный предметный мир оживал, метафорически преображался на сцене благодаря различным природным вещам, которые так близки нам в домашнем окружении: плетеные корзины обыгрывались и превращались в главных персонажей: мужа и жену, а также в животных: овечек, коров, птиц. Вазы и обычные стеклышки преобразовывались в волшебное отображение подземелья и спрятанных в нем сокровищ. А приморские камни и вазы, женские шали в специфике обыгрывания перевоплощались в поэтических героев. Атмосферность в спектакле создавалась благодаря особой музыкальности, воспроизведенной из, казалось бы, простых природных инструментов: деревянных бамбуковые палочек, кугил и гуслей. Столь насыщенному, очень красивому поэтически-образному миру, с нелинейным повествованием, немного не хватило единого режиссерского отбора художественных средств выразительности.
Театр кукол и людей «Обитаемый остров» (реж. В. Витковский) показал спектакль «Шаман», по общей сюжетной направленности близкий к рассказам Ч. Айтматова и другим шаманско-приключенческим, эпосным сказаниям. В программке фестиваля этот спектакль обозначен, как мистическая драма в куклах для двух актеров. История о главном герое – Шамане, его роде, его прошлом разыгранная двумя актерами (В. и О. Витковскими) на столе, который оформлен как островок мира Шамана (выводная кукла). Из природных средств сделана его юрта, природными средствами обозначен лес, луг, речка. Главной сверхзадачей спектакля становится отображение судьбы Шамана, ее жертвенное дарение для дальнейшего продолжения рода. Избранность Шамана является частью его Мира. Он слышит голоса природы, голоса Духов и предков. Ключевыми сценами постановки становятся: встреча с девушкой, с духами прошлого и божественными духами (оригинальные куклы, дух в музыкальном инструменте, в бубне) и уход Шамана в иной мир. Немного натуралистичные моменты (цветные чаши с водой, борьба с духами прошлого, «набрасывание» тени) в спектакле разрушали его общую мистически-ритуальною концепцию. В общем, спектакль «погрузил» зрителя в ритуально-мистическую атмосферу, запомнился своей единой композицией и оригинальным решением в изображении духов.
На фестивале были представлены и спектакли для семейного просмотра, на которых было интересно детям и не скучно их родителям. Такая желанная «золотая середина» достигается благодаря многим художественным сегментам – тексту (драматургии), художественному решению, импровизации, актерской игре.
Независимый театральный проект «PANAMA» (г. Москва) – «Сказка о Золотом Петушке» (реж. Н. Пахомова, худ. Р. Вильчик, муз. оформление М. Косенко). Все мы хорошо знаем сказку Пушкина и классический мультик «Союзмультфильма». Создатели же этого спектакля проявили   авторское оригинальное решение в визуализации поэтического текста Пушкина. Весь поэтический текст повествуется от лица Шамаханской царицы, которую зритель видит сразу, как заходит в зал. А рядом с ней расположилась девушка-музыкант, которая играла на 9 необычных музыкальных инструментах. В центре зала разложена напольная карта, на ней расположено объемное круглое яйцо. Яйцо – как символ сотворение мира, своего государства, в котором и живут все герои сказки, которые периодически будут появляться из него, как из волшебно сказочного яйца-Фаберже.
Как уже упоминалось, современный театр кукол, его художники часто обращаются в художественном оформлении «за помощью» к смежным художественным формам. Частный театр кукол теней и света «Дом Солнца» (г. Минск, реж., автор сцен. Г. Савельева, худ. по куклам и декорациям И. Солас). Постановка, созданная в черном кабинете с помощью эффектов ПРК, приемов люминесценции и рисованию световыми указками. Обратившись к таким художественными средствам, создатели спектакля вели свое повествование о жителях морской фауны (рыбках, рыбе-еже, осьминоге, о морской звезде). Главной героиней была маленькая рыбка Тирли (типажно напоминающая диснеевского Флаундера), которая готова была преодолеть опасности морских глубин и найти заветный подарок (перламутровую жемчужину) для любимой мамы. Художественное оформление, в своей первооснове, напоминало детский театр, когда ребенок, собирает себе различные атрибуты для игры, забавные забытые вещи. Так морское дно в спектакле было представлено различными находками: мамиными бусами, современной женской туфелькой, старой коробочкой из-под пудреницы. Последняя сцена в спектакле – общая волна, когда и сцену, и зрителей накрывает легкая стилизованная морская волна «из легкой ткани». Таким образом в спектакле заявлен эффект неожиданности, который вызывал общий восторг как у маленьких, так и у больших зрителей.
Спектакль хозяев фестиваля, театра «Три Лика» – «Мафин-сыщик» (автор пьесы, муз. оформление и реж. Д. Петухова; худ.-пост. Ю. Скуратова; декор, и куклы Д. Граяускене; хореограф С. Бандалетова) – это детективная история для семейного просмотра в театре кукол. В постановке удачно соединено яркое разнообразие художественного оформления и драматургический детективный ход. По ходу действия, его «накалу» актеры (В. Драгун и Е. Мартынова) в легкой, порой очень импровизационной игре неожиданно доставали из чемоданов – домик Мафина, новых героев-персонажей: Овечку, Собаку, Страуса (яркие куклы, в стилизованном направлении печворка), а также потерянные вещи и предметы. Для того, чтобы два актера в художественном плане не сливались можно было бы «женскую партию» переодеть в «дамский образ», а также заменить головные уборы у актеров в «живом плане». Художница Ю. Скуратова неоднократно работает с этим коллективом. Ее оформление «Хрустальной сказки» («Золушки») этого же театра показывает ее возможный диапазон, как художника – от утонченных линий и форм в «Золушке», к ярко-озорному, немного балаганному художественному выражению сценического оформления в «Мафине-сыщике».
Театр кукол «Привет» (Санкт-Петербург), яркий новогодний спектакль о кругосветном путешествии маленького Деда Мороза «О Маленьком деде морозе» (Реж. И. Слюсарь, худ. Е. Петухова). История о самом маленьком Деде Морозе, который еще только учится делать волшебство. Сказочность появлялась в самых непредсказуемо-предсказуемых вещах, а ощущение праздника возникало благодаря обыгрыванию сценического пространства и оживлению кукол актером Д. Кольцовым. Предсказуемая интерактивная игра в детском спектакле зависела от нюансировки игры актера, с которой он органично справился. Чувство праздника и волшебства не покидало зрителя на протяжении всего спектакля, а самые тривиальные фокусы, когда из коробки появляется еще коробка, а в этой коробке праздничный сюрприз – он же кукла – и рождали чудо. Современное искусство близко к «парафразам» и цитированию. Так, в художественном оформлении спектакля были использованы мотивы мультиков «Гора самоцветов» и «Падал прошлогодний снег» А. Татарского.
Театр кукол «Гномик» (Каунас, Литва) показал спектакль «Петушок, повелитель солнца» (реж., худ., муз. Д. Арманавичюс), рассчитанный именно на семейный просмотр. Сюжетная история о Петушке, который обманывал своих кур, была разыграна одним актером (Д. Арманавичюс) на ширме с неподдельным юмором, нюансировкой в кукловождении и голосовой интонацией актера.
В классической традиции иллюстративного театра кукол с художественным вкусом, запоминающимися выразительными сценами и четко выстроенной сюжетной историей были решены следующие спектакли: «Театроль-театр» (г. Москва), «Чудо Алых Парусов» (реж. Евг. Соловьев, худ. Ю. Рихтер); театр «Без занавеса» (г. Санкт-Петербург) «Игра в прятки» (реж. Ю. Морева, худ. Н. Малышева); Камерный театр кукол (г. Москва) со сказкой «Гуси-Лебеди» (Реж. В. Баджи, худ. А. Корытова); театр кукол «Фонарик» (Таллин, Эстония). В каждой постановке запоминался свой яркий образ. Два яруса в сценическом изображении (как разделения двух миров бытового и возвышенного), корабль с Алыми парусами и музыкальное сопровождение спектакля («Чудо Алых парусов»). Муравей-обжора, кукла-тантамареска, Циркач и легкое исполнение веселых детских песен («Игра в Прятки»). А в «Шерстяной сказке» – мягкое, «текстильное» оформление. Спектакль был решен в вязанном стиле.  И ассоциативно, сюжетно напоминал кукольный мультик «Союзмультфильма» – «Клубок» .
В этом году на фестивале четко вырисовалась лабораторно-практическое направление, которое, хотелось бы пожелать организаторам, в последующих фестивалях выносилось в отдельную программу.
«Вязанный театр» из Риги показал на фестивале медитативно-лечебный спектакль с элементами драматерапии «Легенду о храбром воине и Михаиле» (педагог и психолог – А.Андреева, муз. А. Ваште, менеджер театра М. Гренбере). Этот коллектив не профессиональных актеров был представлен на фестивале с идеей ритуально-игрового театра-терапии, что в своей первооснове близко к основной задаче театра кукол. В истории театра кукол, заявленной многими теоретиками от Н. Маньяна до Х. Юрковского, существует две парадигмы происхождения театра кукол – одна ритуальная, и одна игровая. Идея «Вязанного театра» близка к соединению этих двух начал. По идее создателей в этом спектакле-медитации есть «три медитативных потока»: «поток музыки», «поток текста», «поток действия». Сюжет спектакля восходит к легенде о огнедышащем драконе, который пожирает солнце. Также существуют и воины света, и отважный Михаил, который в свой час приходит на помощь. Спектакль решен в стиле домашнего игрового театра, когда все придумывается и создается на глазах у зрителей. Вся природная фауна – это разноцветные платки из маминого гардероба, валяные куклы и мотанки –главные герои. Перед самим действом с детьми был проведен мастер-класс по созданию атрибутов к спектаклю – солнышка, сделанного из воска. Не случайно, что к ритуальной части спектакля относится и работа с залом, определенный настрой – помазывание миром в конце спектакля, как объединение в едином духовном пространстве.
К лабораторной части фестиваля также можно отнести спектакль Харьковского коллектива «Малого театра Марионеток» «Черно-Белл» (реж. В. Дзех, худ. К. Бова). В программе этот спектакль был заявлен как спектакль-премьера. Интересная зарисовка о Черно-Белле – собирательном образе и персонаже в живом плане (В. Дзех), который объединяет в себе качества положительные и отрицательные. Черно-белл живёт в своём чёрно-белом мире, и единственное, что приносит ему радость, – это он сам. Спектакль поднимает тему «нездорового» самолюбования. Черно-белл является ироничным, с каплей острого цинизма, шутником. Внезапно, в этом графичном чёрно-белом мире появляется цветной мальчик (плоская кукла марионетка из картона), способный изменить ход событий в этом мире. Сюжетно начинает разыгрываться детективная история, в которой цвет становится «генератором положительных эмоций». Эмоции, цвет и яркие краски можно получить в процессе саморазвития, познания нового, а также при чтении различных книг. Создатели спектакля утверждают, что «обретая свой цвет», каждый из нас становится личностью. Стоит отметить – смелость и настойчивость данного коллектива в его целеустремленности и желании принять участие в фестивальной программе. Для лабораторной работы – это очень интересная заявка, а в формате фестивальной программы данному спектаклю не хватило драматургической и режиссерской выстроенности.
«Московские каникулы» – фестиваль камерных театров, который помогает ее участникам уйти от серости будней. Встречи, коллективы, обсуждение, творчество – вот те яркие краски, которые подарил нам XI Международный фестиваль. Будем с нетерпением ждать следующих встреч!
Фотографии взяты с сайта фестиваля, а также из личных сообществ ВК.












«Петербургские Маски»

Спектакль «Петербургские Маски» полностью отвечает своему названию – это тайна города, спрятанная за стилизованными масками разных исторических эпох.  Перед зрителем оживают истории и мифы Петербурга, такого загадочного и, порой, причудливых отражающихся в каналах вечной Невы. Сам город является как бы негласным режиссером и драматургом происходящего. В постановке переплелась: фантазия художника Марка Борнштейна, выразительная игра актеров и вымысел постановщика – Николая Беляка.
Спектакль чем-то напомнил мне сочетание мистерии, карнавала и, возможно, восточного шаманства. 
А еще эти причудливые тени и «вечные персонажи» города – Петр I, графы и фрейлины. И, конечно, мистики, паяцы, фантомы режиссеров и писателей Гоголя, Пушкина, Достоевского, Блока, и их герои.
Так зритель с интересом слушал и наблюдал за выразительными вокальными партиями образов: Петропавловской крепости, внимал влюбленно-ироничные романсы Мойки.
В спектакле романтично была передана история о Грифонах с Банковского мостика. Постановщики интерпретировали вечную легенду о двух влюбленных, которые будут вынуждены навсегда расстаться, подарив друг другу свои чувства. На сцене два персонажа – Он и Она. Первая встреча, сомнение…несмелое ухаживание, которое, после каждого следующего момента, становится все более настойчивым и страстным. Но каждое прикосновение становится роковым, после которого, актеры надевают на себя часть костюмного реквизита (лапы, головы Грифонов), а когда произойдет «таинство любви», они будут вынуждены превратиться в две величественные статуи, которые будут всегда рядом, и всегда далеко друг от друга, охраняя два разных конца Банковского мостика.
Евразийский танец, как отображение того глубинного, фольклорного переплетения наших народов и судеб, который объединен в Питере, да и в целом, в России. Так под звуки барабана, на сцене совершают ритуальный танец исторически-мифические персонажи – Морская дева, Воин завоеватель, Варвар и …вездесущий образ Смерти.
Спектакль «Маски Петербурга» – яркий, запоминающийся, а, еще, он пульсирует самим городом, передает его атмосферу. Думаю, что он должен быть визитной карточкой города на Неве, особенно в сезон Белых ночей.



post

Оригинал взят у 85margo в post
ФЕСТИВАЛЬ ЭТО ВСЕГДА ПРАЗДНИК,
А КОГДА ЮБИЛЕЙНЫЙ, ТО ПРАЗДНИК ВДВОЙНЕ!

Заметки о X Международном фестивале
камерных театров кукол «Московские каникулы»

В этом году Московский театр кукол «ТриЛика» собрал свой юбилейный Международный фестиваль камерных театров кукол «Московские каникулы», пригласив около 13 коллективов из России, Польши, Болгарии, Прибалтики и Украины. К сожалению, из-за сложившейся политической ситуации в фестивальной программе не приняли участие коллективы из Украины и Прибалтики, хотя, именно в данное время поддержка и развитие культурных связей, традиций позволяют снизить зашкаливающий уровень информационной войны и политического противостояния. Ведь именно фестиваль дарит прекрасную возможность для живого общения, просмотра различных постановок: с идейной точки зрения, с разным подходом в режиссуре, оригинальным художественным решением. Конечно, на любом фестивале идет негласное соревнование коллективов, однако, главным остается просмотр спектаклей, которые представляют срез развития данного вида искусства. Хотелось отметить и самоотдачу оргкомитета фестиваля, актеров театра «ТриЛика» (В. Драгуна, Е. Мартыновой, Д. Гайделя), которые, не имея собственного здания, нашли единомышленников: региональный фонд Булата Окуджавы (который предоставил свою сценическую площадку), союз театральных деятелей РФ, российский центру UNIMA, международный проект Бродячие кукольники.
Организаторами фестиваля заложена профессиональная традиция обсуждения спектаклей экспертным советом, который в разные года представляли теоретики и практики театра кукол (В. Шрайман, Е. Точилко, А. Некрылова, Е. Образцова, А. Константинова). В этом году Международный экспертный совет фестиваля представили критики из Санкт-Петербурга, Москвы и Украины. На обсуждениях рассматривались темы о интерактивном взаимодействии с детьми в спектаклях, о драматургии, о разнообразии художественных средств выразительности в театре кукол.
Театр кукол в своем развитии не стоит на месте. Благодаря смелому визуальному решению, приближенному к художественному перформенсу,  запомнился коллектив Илкова театр из Софии со спектаклем «Мокрая сказка» (реж. и исп. К. Илкова, худ. Х. Недева) по поэзии С. Цанева «Сказки Анни», тематически напоминающего стихотворение-перевертыш Б. Заходера «Кит и кот». Правда, игра смыслов в постановке не всегда была понятна зрителю, так как спектакль исполнялся на болгарском языке. Это  привносило некую путаницу, а изобилие художественных средств выразительности – предметы, краски (создания рисованной истории на экране) рассеивало восприятие зрителя. Возможно, актерской постановке, в которой подкупала природная обаятельность актрисы Катерины Илковой, не хватило режиссерской выстроенной композиции. 
Театр для самых маленьких «Блюм» из города Познань (Польша) привез на фестиваль «Книжечку – сказочку» (реж.-пост. К. Павловска, Л. Винкель, сценография А. Миховска-Лазарчик). Создатели спектакля обратились к обучающему принципу, на сцене появлялась огромная бутафорская книжка из цветного поролона (напоминающая большой батут, любимый детский аттракцион) и рассказчица, в образе Оле Лукойе, причудливо извлекала из книжки: части своего костюма (сапоги-скороходы, колпачок), реквизит – волшебный клубочек, большие страницы книги, ожившие буквы. Интерактивный сюжет спектакля актриса часто додумывала сама, а его развитие происходило в процессе создания из листков книги нового сценического пространства. Люцина Винкель приглашала детей, как участников заявленной игры, на сценическую площадку. Яркий обучающий спектакль не имел финальной кульминационной точки, что немного сказалось на его художественной композиционной целостности.
Говоря о фестивальной программе, можно выделить коллективы, которые сочетали в своих спектаклях традиционный театр кукол с современными художественными формами (проекцией и театром предметов). Московский театр кукол «Шутик» представил познавательную историю «С Улиткой вокруг света» (реж. В. Моргачев, худ. Е. Кучерова) о кругосветном путешествии улитки Оли и муравья Мити, как отражение мира глазами ребенка. Полностью ширменный спектакль, без живого плана,  сохранил в себе таинство оживления куклы. Конструкция ширмы позволяла тростевым куклам действовать не на традиционной грядке, а по периметру вырезанного круга в самой ширме, символизирующего земной шар. На сам же круг направлялась видео-проекция с отображением лесной флоры и фауны. Спектакль вызывал ассоциации с мелодикой детских стихотворений «Сверчковая тишина» румынской поэтессы Лучия Олтяну.
Спектакль хозяев фестиваля театра ТриЛика «Черная курица» (реж. и муз. оформление К. Чато; художники Э. Тох, М. Чато; декорации EuMarionett (Венгрия) это  совместный российско-венгерский проект при поддержке СТД РФ, программы гос. и общественной поддержки театров для детей и подростков под патронатом президента РФ. Известная просветительско-философская сказка А. Погорельского, которую каждый помнит по фильму «Черная курица, или Подземные жители» на сцене театре кукол решалась как экзистенциальная сказка об одиночестве человека в окружающем мире. В начале действия, на сцене появлялись  странствующие актеры (В. Драгун, Е. Мартынова), которые из своих дорожных чемоданов извлекали весь реквизит и сказочных героев: куклу Алешу с не по возрасту взрослым лицом и грустным взглядом, и единственного друга Алеши – курицу Чернушку. В спектакле совмещался театр кукол: Алеша, Курица, сказочное подземное королевство и предметы: учительница-лампа, кухарка-тесак. В спектакле развит контекст сна, ирреальность событий, когда Алеша засыпает, с ним происходят новые волшебные приключения.   
Спектакль «День рождение Инфанты» московского театра «Орех-тиятер» (реж., худ. и исп. Е .Трещинская) тоже разыгрывался в стиле "странствующих актеров" с незатейливым багажом – дорожными чемоданами, из которых появлялись многочисленные герои сказки О. Уайльда (придворные при дворце, Инфанта, Уродец). Не случайно театр имеет еще одно название – «Один человек и 200 кукол». Актриса появлялась перед зрителем в образе испанки, которая рассказывала кукольную историю про именинницу Инфанту и грустную историю про Уродца.  К сожалению, актрисе не хватило четкой персонификации каждого героя. Ощущалась необъяснимая небрежность и поспешность в актерском исполнении. Можно предположить, что такая поспешность проявилась из-за отсутствия времени для репетиции. Театр "Орех-тиятер" является постоянным участником фестиваля, поэтому будем надеяться, что недостатки в спектакле исчезнут.
Известная сказка Ш. Пьерро «Спяща красавица» (реж. О. Садоменко, худ. Ф. Игнатьев) театра «Луна-парк» из Санкт-Петербурга на сцене преобразилась в салонную сказку, разыгрываемую двумя актрисами (О. Садоменко, О. Павловой). Многое в этой постановке угадывалось от художественного почерка Ф. Игнатьева: неожиданные трансформации  сказочных костюмов и реквизита – шляпки, на которых расположился лес и дворец принцессы, костюмы фей-фрейлин, маски, изысканные куклы. Композиционно постановка была бы более стройная, если в ней сократить интермедию и окончание в спектакле.    
Коллектив из Санкт-Петербурга, театр «Крошка Арт» представил спектакль по мотивам русских  сказок «Пряничный домик» (реж. С. Мюрего, худ. Н. Бурнос). Это первое участие коллектива в фестивале, с волнением ребята справились, их спектакль вписался в репертуарную политику фестиваля. Искренний задор шел от исполнителей. Сказка-игра была построена на сюжете про сладкоежку Машеньку и разыгрывалась в волшебном фургончике, который трансформировался в различные места действия – сказочный лес, домик Мишки, лисью норку, бурную речку. Актеры отыгрывали все события, происходящие с маленькой девочкой с детишками, предлагая им поиграть в разные игры. Дети не успевали фиксировать все задания, рассеивалось их внимание. В спектакле использовались выводные куклы – Машенька (актриса А. Шишигина) и Медведь (Е. Филимонов). В средствах художественной выразительности в спектакле использовались современные предметы – целлофановые пакетики, как поток бурной реки, однако в такую атмосферу сказки бытовой предмет не вписывался, разрушалась целостность художественного образа спектакля.
Театра кукол «Да-дА» г. Кисловодск показал спектакль «Здравствуй, Кролик! Здравствуй, Лис!» музыкальную сказку в стиле кантри-энд-вестерн (реж. и актер И. Дробышев, худ. Е. Овдиенко). Стильный спектакль по мотивам сказок дядюшки Римуса с выводными куклами, напоминающими животных, собранных из детского конструктора lego: большеглазого Зайца, хитрого Лиса, находчивой Черепахи и Овечки с конфетами. Актер мастерски создавал образ каждого животного, интонационно подчеркивал индивидуальность персонажа. Спектакль разыгрывался на круглом столе, который символизировал, целую планету для героев сказки. Музыкальное живое сопровождение, исполнение песен органично вплеталось в канву спектакля. В спектакле применен интерактив, который можно было свести к минимуму, спектакль от этого не пострадал бы.
В программе фестиваля было много спектаклей на фольклорную тематику (как актуальное возвращение к традициям в современном мире). Эти постановки, возможно, выделить в общий блок:  московский театр «Тут и там» со спектаклем «Серебряное копытце» (реж. С. Дорожко, худ.-пост. лауреат премии «Золотая маска» А. Алексеев); озерский театр кукол «Сестрица Аленушка и братец Иванушка» (реж. Д. Ерохин, худ. Н. Сиркис); белорусский частный театр «Провинция» с «Байками шляхтича Завальни» (реж. и худ. Д. Гайдель; куклы и реквизит Ц. Малашко, Е. Плютова); «Ночь перед Рождеством» (реж. С. Брижань, худ. В. Задорожняя – Украина) театра кукол «Карабаска»; «Купаленька, ночь маленька» (реж. А. Пронькин, худ. А. Шелякина, А. Мелехина) московского фольклорно-этнического театра кукол «Ученый медведь».
В спектакле «Серебряное копытце» (куклы в технике «валяния» К. Козуненко, декорации и реквизит В. Баранов, изготовление коробов А. Архипов, худ. по костюмам А. Шарипова). Режиссер С. Дорожко передала самобытность сказки Бажева, наполнив ее фольклорной атмосферой. Так с гор спускаются две путешественницы на деревянных лыжах (актрисы в «живом плане» Д. Архипова, А. Жукова), одетые в стилизованные народные костюмы, они частушками-прибаутками сказывают зрителям историю о сиротке Даренке. Актрисы снимают с плеч коробы (игровая площадка для всего действия), из которых появляются: валяные выводные куклы, лоскутное одеяло, как собирательный символ бытности крестьян и, одновременно, художественный задник для спектакля. Все в постановке выдержано в архитипичном игровом стиле: подолы платья скрывают валяных маленьких куколок, собирательный образ многодетных семейств. Трогательная история о сиротке Даренке и о чутком сердце Коковани перерастает в народную притчу, о мечте бедной девочки. В сюжетное действие спектакля, когда Даренка с Кокованей пробираются в лесную сторожку, неназойливо вплетен интерактив (детей приглашают на сцену, где они с помощью реквизита – оригинальных шапок, изображают лесную чащу). Самобытность народному действу придавала музыкальная аранжировка под старинные народные мелодии, возможно, спектакль  прозвучал лучше, если музыкальное сопровождение было живым.
Озерский театр кукол представил на фестивале камерный моноспектакль по мотивам русской народной сказки «Сестрица Аленушка и братец Иванушка» в исполнении С. Трофимовой-Ерохиной. В сценическом решении  все действо разыгрывалось на лавочке, где девица ждет родителей, которые уехали на ярмарку. Фольклорный спектакль во многом выигрывал, благодаря живому исполнению актрисой обрядовых песен Пермского края. С. Трофимова-Ерохина обладает уникальным тембром голоса – от мелодичного до гортанного. Самобытность создаваемого рисунка сказки заключалось и в том, что зритель наблюдает за рождением куклы-оберега, начиная сказывать сказку, актриса на глазах у зрителей создавала кукол из соломы: Аленушку, Иванушку, Ведьму. Правда, в спектакле появлялась некая заигранность и торопливость в актерском повестовании. Хотелось больше доверительной интонации в спектакле. Несмотря на эти шероховатости, спектакль запоминается своей атмосферой и бережным отношением к русской народной традиции. После спектакля актрисой для зрителей был проведен мастер-класс по созданию куколок-оберегов из соломы.
Частный театр «Провинция» (г. Гродно, Беларусь) «Байки шляхтича Завальни» (идея и постановка, худ. оформление Дмитрий Гайдель). Создатели спектакля обратились к философской легенде-притче, расположив все действо в  пространстве батлейки. В двух ярусном ящике разыгрывалось сказание о «Черном петухе и Смоке», о том, как бедный парень заключил сделку с Черным петухом (нечистой силой) и все его желания исполнялись, но он не обрел духовного счастья. Иллюстративный прием в батлейке с рассказчиком (актер Д. Гайдель) и запоминающимися штоково-выводными куклами, элементами силуэтного театра подкупали своей простотой в кукловождении. Технически был допущен ряд небольших погрешностей: мелькали руки актеров, а ставни батлейки, сделанные из тонкой пластмассы (для отображения силуэтного театра) не соответствовали стилю всего старинного ящика. Как пожелание художнику, можно было использовать небольшие ширмочки под старину. Определенная незаконченность действия объяснялась тем, что в спектакле рассказана только одна новелла, ощущалась недосказанность сюжетного действия, которая уйдет тогда, когда спектакль дополнится тематическими новеллами.
Актуальным на фестивале стал российско-украинский проект Пермского негосударственного театра кукол «Карабаска» и украинского режиссера Хмельницкого театра кукол Сергея Брижаня, художницы украинского театра кукол Веры Задорожней. Ощущается влияние С.  Брижаня и как художника, ведь он известен в Украине, как режиссер поэтического театра кукол. С. Брижань передал магию и зачарованность текста Н. Гоголя,  украинской Рождественской ночи с ее таинственностью и мистичностью. Собирательные религиозно-мистериальные образы в костюмах: хитоны, с изображением стилизованного украинского села, большие вытянутые шапки, по форме напоминали одеяния священнослужителей. Стилизованный деревянный ящик, напоминал вертепное пространство. В постановке много культурный цитат, в начале спектакля в верхнем окошечке появлялся силуэтный театр – шуточная встреча Александра Пушкина с Николаем Гоголем. В драматургической основе спектакля использовались мотивы произведений Булгагова, полет обнаженной ведьмы-куклы и фантазийно-мистических рассказов Гофмана. Лубочные куклы в художественном решении напоминали стиль  украинского национального орнамента. Художница по куклам Вера Задорожняя в кулуарной беседе рассказала о своем увлечении кукольными мультиками («Жил был пес», пластилинового мультика «Злыдни»), эстетика которых повлияла на создание кукол в спектакле.
Интонационный колорит в спектакле, оживление кукольных героев органично происходило благодаря таланту актеров – Андрею Тетюрину и Наталье Красильниковой. Актеры с удовольствием существовали в стихии импровизации: от мелодичного, порой капризного голоса Оксаны, до молодецкого, порой по-детски растерянного Вакулы. Андрей Тетюрин в голосовых возможностях – иронично тонко и в ломаных движениях передал характерные нотки куклы Черта. Перед исполнителями  стояла задача найти интонационную окраску каждому герою в спектакле, правда, немного однообразно в найденном сценическом воплощении был создан образ Дьяка, немного терялась и сама кукла, т. к. художником не было найдено индивидуальной особенности в решении данного образа. В целом же спектакль запомнился как цельное художественное произведение.
Театр кукол «Ученый медведь» это объединение молодой креативной команды единомышленников, которые в своем творчестве совмещают создание кукольных мультфильмов, фольклорные песнопения, теневой и силуэтный театры. В культурном пространстве Украины, с похожими творческими проектами выступают этно-хаос группа «Дахабраха» и фольклорный ансамбль  «Ойра».
«Купаленка, ночь маленька» (режиссер А. Пронькин)
это спектакль о летнем Солнцестоянии, празднике Ивана Купала, в котором актеры природно исполняли купальские песнопения, разыгрывая в  силуэтно-теневом театре сюжеты о купальских традициях. По композиции в спектакле был долгий зачин, а также допущены повторы в художественной форме. Несмотря на эти замечания, открытость молодой команды, поисковость, обращение к традициям – является ценностью данного проекта. В кулуарном общении ребята поделились информацией, что это был их премьерный показ, поэтому обсуждения и замечания, связанные с композиционной целостностью спектакля оказались уместными.   
На закрытии фестиваля были вручены дипломы и основной приз КуКколлег, который по итогам зрительского голосования достался Пермскому театру кукол за поэтический спектакль «Ночь перед Рождеством».
Юбилейный фестиваль «Московские каникулы» собрал коллективы камерных театров кукол, которые не так часто участвуют в больших фестивалях. С различными трудностями пришлось столкнуться  организаторам, не все получилось идеально, но искренняя преданность театру кукол, желание показать и поделиться чем-то новым, собрать друзей – дорогого стоит.
Изображение 014
Изображение 020
Изображение 022
Изображение 028

Изображение 068
Изображение 004
Изображение 006
Изображение 011
ФЕСТИВАЛЬ ЭТО ВСЕГДА ПРАЗДНИК,
А КОГДА ЮБИЛЕЙНЫЙ, ТО ПРАЗДНИК ВДВОЙНЕ!

Заметки о X Международном фестивале
камерных театров кукол «Московские каникулы»

В этом году Московский театр кукол «ТриЛика» собрал свой юбилейный Международный фестиваль камерных театров кукол «Московские каникулы», пригласив около 13 коллективов из России, Польши, Болгарии, Прибалтики и Украины. К сожалению, из-за сложившейся политической ситуации в фестивальной программе не приняли участие коллективы из Украины и Прибалтики, хотя, именно в данное время поддержка и развитие культурных связей, традиций позволяют снизить зашкаливающий уровень информационной войны и политического противостояния. Ведь именно фестиваль дарит прекрасную возможность для живого общения, просмотра различных постановок: с идейной точки зрения, с разным подходом в режиссуре, оригинальным художественным решением. Конечно, на любом фестивале идет негласное соревнование коллективов, однако, главным остается просмотр спектаклей, которые представляют срез развития данного вида искусства. Хотелось отметить и самоотдачу оргкомитета фестиваля, актеров театра «ТриЛика» (В. Драгуна, Е. Мартыновой, Д. Гайделя), которые, не имея собственного здания, нашли единомышленников: региональный фонд Булата Окуджавы (который предоставил свою сценическую площадку), союз театральных деятелей РФ, российский центру UNIMA, международный проект Бродячие кукольники.
Организаторами фестиваля заложена профессиональная традиция обсуждения спектаклей экспертным советом, который в разные года представляли теоретики и практики театра кукол (В. Шрайман, Е. Точилко, А. Некрылова, Е. Образцова, А. Константинова). В этом году Международный экспертный совет фестиваля представили критики из Санкт-Петербурга, Москвы и Украины. На обсуждениях рассматривались темы о интерактивном взаимодействии с детьми в спектаклях, о драматургии, о разнообразии художественных средств выразительности в театре кукол.
Театр кукол в своем развитии не стоит на месте. Благодаря смелому визуальному решению, приближенному к художественному перформенсу,  запомнился коллектив Илкова театр из Софии со спектаклем «Мокрая сказка» (реж. и исп. К. Илкова, худ. Х. Недева) по поэзии С. Цанева «Сказки Анни», тематически напоминающего стихотворение-перевертыш Б. Заходера «Кит и кот». Правда, игра смыслов в постановке не всегда была понятна зрителю, так как спектакль исполнялся на болгарском языке. Это  привносило некую путаницу, а изобилие художественных средств выразительности – предметы, краски (создания рисованной истории на экране) рассеивало восприятие зрителя. Возможно, актерской постановке, в которой подкупала природная обаятельность актрисы Катерины Илковой, не хватило режиссерской выстроенной композиции. 
Театр для самых маленьких «Блюм» из города Познань (Польша) привез на фестиваль «Книжечку – сказочку» (реж.-пост. К. Павловска, Л. Винкель, сценография А. Миховска-Лазарчик). Создатели спектакля обратились к обучающему принципу, на сцене появлялась огромная бутафорская книжка из цветного поролона (напоминающая большой батут, любимый детский аттракцион) и рассказчица, в образе Оле Лукойе, причудливо извлекала из книжки: части своего костюма (сапоги-скороходы, колпачок), реквизит – волшебный клубочек, большие страницы книги, ожившие буквы. Интерактивный сюжет спектакля актриса часто додумывала сама, а его развитие происходило в процессе создания из листков книги нового сценического пространства. Люцина Винкель приглашала детей, как участников заявленной игры, на сценическую площадку. Яркий обучающий спектакль не имел финальной кульминационной точки, что немного сказалось на его художественной композиционной целостности.
Говоря о фестивальной программе, можно выделить коллективы, которые сочетали в своих спектаклях традиционный театр кукол с современными художественными формами (проекцией и театром предметов). Московский театр кукол «Шутик» представил познавательную историю «С Улиткой вокруг света» (реж. В. Моргачев, худ. Е. Кучерова) о кругосветном путешествии улитки Оли и муравья Мити, как отражение мира глазами ребенка. Полностью ширменный спектакль, без живого плана,  сохранил в себе таинство оживления куклы. Конструкция ширмы позволяла тростевым куклам действовать не на традиционной грядке, а по периметру вырезанного круга в самой ширме, символизирующего земной шар. На сам же круг направлялась видео-проекция с отображением лесной флоры и фауны. Спектакль вызывал ассоциации с мелодикой детских стихотворений «Сверчковая тишина» румынской поэтессы Лучия Олтяну.
Спектакль хозяев фестиваля театра ТриЛика «Черная курица» (реж. и муз. оформление К. Чато; художники Э. Тох, М. Чато; декорации EuMarionett (Венгрия) это  совместный российско-венгерский проект при поддержке СТД РФ, программы гос. и общественной поддержки театров для детей и подростков под патронатом президента РФ. Известная просветительско-философская сказка А. Погорельского, которую каждый помнит по фильму «Черная курица, или Подземные жители» на сцене театре кукол решалась как экзистенциальная сказка об одиночестве человека в окружающем мире. В начале действия, на сцене появлялись  странствующие актеры (В. Драгун, Е. Мартынова), которые из своих дорожных чемоданов извлекали весь реквизит и сказочных героев: куклу Алешу с не по возрасту взрослым лицом и грустным взглядом, и единственного друга Алеши – курицу Чернушку. В спектакле совмещался театр кукол: Алеша, Курица, сказочное подземное королевство и предметы: учительница-лампа, кухарка-тесак. В спектакле развит контекст сна, ирреальность событий, когда Алеша засыпает, с ним происходят новые волшебные приключения.   
Спектакль «День рождение Инфанты» московского театра «Орех-тиятер» (реж., худ. и исп. Е .Трещинская) тоже разыгрывался в стиле странствующей актрисой незатейливым багажом – дорожными чемоданами, из которых появлялись многочисленные герои сказки О. Уайльда (придворные при дворце, Инфанта, Уродец). Не случайно театр имеет еще одно название – «Один человек и 200кукол». Актриса появлялась перед зрителем в образе испанки, которая рассказывала имениннице Инфанте грустную историю про Уродца.  Актрисе не хватило четкой персонификации каждого героя. Ощущалась необъяснимая небрежность и поспешность в актерской игре. Можно предположить, что такая поспешность проявилась в спектакле из-за отсутствия времени для репетиции.
Известная сказка Ш. Пьерро «Спяща красавица» (реж. О. Садоменко, худ. Ф. Игнатьев) театра «Луна-парк» из Санкт-Петербурга на сцене преобразилась в салонную сказку, разыгрываемую двумя актрисами (О. Садоменко, О. Павловой). Многое в этой постановке угадывалось от художественного почерка Ф. Игнатьева: неожиданные трансформации  сказочных костюмов и реквизита – шляпки, на которых расположился лес и дворец принцессы, костюмы фей-фрейлин, маски, изысканные куклы. Композиционно постановка была бы более стройная, если в ней сократить интермедию и окончание в спектакле.    
Коллектив из Санкт-Петербурга, театр «Крошка Арт» представил спектакль по мотивам русских  сказок «Пряничный домик» (реж. С. Мюрего, худ. Н. Бурнос). Это первое участие коллектива в фестивале, с волнением ребята справились, их спектакль вписался в репертуарную политику фестиваля. Искренний задор шел от исполнителей. Сказка-игра была построена на сюжете про сладкоежку Машеньку и разыгрывалась в волшебном фургончике, который трансформировался в различные места действия – сказочный лес, домик Мишки, лисью норку, бурную речку. Актеры отыгрывали все события, происходящие с маленькой девочкой с детишками, предлагая им поиграть в разные игры. Дети не успевали фиксировать все задания, рассеивалось их внимание. В спектакле использовались выводные куклы – Машенька (актриса А. Шишигина) и Медведь (Е. Филимонов). В средствах художественной выразительности в спектакле использовались современные предметы – целлофановые пакетики, как поток бурной реки, однако в такую атмосферу сказки бытовой предмет не вписывался, разрушалась целостность художественного образа спектакля.
Театра кукол «Да-дА» г. Кисловодск показал спектакль «Здравствуй, Кролик! Здравствуй, Лис!» музыкальную сказку в стиле кантри-энд-вестерн (реж. и актер И. Дробышев, худ. Е. Овдиенко). Стильный спектакль по мотивам сказок дядюшки Римуса с выводными куклами, напоминающими животных, собранных из детского конструктора lego: большеглазого Зайца, хитрого Лиса, находчивой Черепахи и Овечки с конфетами. Актер мастерски создавал образ каждого животного, интонационно подчеркивал индивидуальность персонажа. Спектакль разыгрывался на круглом столе, который символизировал, целую планету для героев сказки. Музыкальное живое сопровождение, исполнение песен органично вплеталось в канву спектакля. В спектакле применен интерактив, который можно было свести к минимуму, спектакль от этого не пострадал бы.
В программе фестиваля было много спектаклей на фольклорную тематику (как актуальное возвращение к традициям в современном мире). Эти постановки, возможно, выделить в общий блок:  московский театр «Тут и там» со спектаклем «Серебряное копытце» (реж. С. Дорожко, худ.-пост. лауреат премии «Золотая маска» А. Алексеев); озерский театр кукол «Сестрица Аленушка и братец Иванушка» (реж. Д. Ерохин, худ. Н. Сиркис); белорусский частный театр «Провинция» с «Байками шляхтича Завальни» (реж. и худ. Д. Гайдель; куклы и реквизит Ц. Малашко, Е. Плютова); «Ночь перед Рождеством» (реж. С. Брижань, худ. В. Задорожняя – Украина) театра кукол «Карабаска»; «Купаленька, ночь маленька» (реж. А. Пронькин, худ. А. Шелякина, А. Мелехина) московского фольклорно-этнического театра кукол «Ученый медведь».
В спектакле «Серебряное копытце» (куклы в технике «валяния» К. Козуненко, декорации и реквизит В. Баранов, изготовление коробов А. Архипов, худ. по костюмам А. Шарипова). Режиссер С. Дорожко передала самобытность сказки Бажева, наполнив ее фольклорной атмосферой. Так с гор спускаются две путешественницы на деревянных лыжах (актрисы в «живом плане» Д. Архипова, А. Жукова), одетые в стилизованные народные костюмы, они частушками-прибаутками сказывают зрителям историю о сиротке Даренке. Актрисы снимают с плеч коробы (игровая площадка для всего действия), из которых появляются: валяные выводные куклы, лоскутное одеяло, как собирательный символ бытности крестьян и, одновременно, художественный задник для спектакля. Все в постановке выдержано в архитипичном игровом стиле: подолы платья скрывают валяных маленьких куколок, собирательный образ многодетных семейств. Трогательная история о сиротке Даренке и о чутком сердце Коковани перерастает в народную притчу, о мечте бедной девочки. В сюжетное действие спектакля, когда Даренка с Кокованей пробираются в лесную сторожку, неназойливо вплетен интерактив (детей приглашают на сцену, где они с помощью реквизита – оригинальных шапок, изображают лесную чащу). Самобытность народному действу придавала музыкальная аранжировка под старинные народные мелодии, возможно, спектакль  прозвучал лучше, если музыкальное сопровождение было живым.
Озерский театр кукол представил на фестивале камерный моноспектакль по мотивам русской народной сказки «Сестрица Аленушка и братец Иванушка» в исполнении С. Трофимовой-Ерохиной. В сценическом решении  все действо разыгрывалось на лавочке, где девица ждет родителей, которые уехали на ярмарку. Фольклорный спектакль во многом выигрывал, благодаря живому исполнению актрисой обрядовых песен Пермского края. С. Трофимова-Ерохина обладает уникальным тембром голоса – от мелодичного до гортанного. Самобытность создаваемого рисунка сказки заключалось и в том, что зритель наблюдает за рождением куклы-оберега, начиная сказывать сказку, актриса на глазах у зрителей создавала кукол из соломы: Аленушку, Иванушку, Ведьму. Правда, в спектакле появлялась некая заигранность и торопливость в актерском повестовании. Хотелось больше доверительной интонации в спектакле. Несмотря на эти шероховатости, спектакль запоминается своей атмосферой и бережным отношением к русской народной традиции. После спектакля актрисой для зрителей был проведен мастер-класс по созданию куколок-оберегов из соломы.
Частный театр «Провинция» (г. Гродно, Беларусь) «Байки шляхтича Завальни» (идея и постановка, худ. оформление Дмитрий Гайдель). Создатели спектакля обратились к философской легенде-притче, расположив все действо в  пространстве батлейки. В двух ярусном ящике разыгрывалось сказание о «Черном петухе и Смоке», о том, как бедный парень заключил сделку с Черным петухом (нечистой силой) и все его желания исполнялись, но он не обрел духовного счастья. Иллюстративный прием в батлейке с рассказчиком (актер Д. Гайдель) и запоминающимися штоково-выводными куклами, элементами силуэтного театра подкупали своей простотой в кукловождении. Технически был допущен ряд небольших погрешностей: мелькали руки актеров, а ставни батлейки, сделанные из тонкой пластмассы (для отображения силуэтного театра) не соответствовали стилю всего старинного ящика. Как пожелание художнику, можно было использовать небольшие ширмочки под старину. Определенная незаконченность действия объяснялась тем, что в спектакле рассказана только одна новелла, ощущалась недосказанность сюжетного действия, которая уйдет тогда, когда спектакль дополнится тематическими новеллами.
Актуальным на фестивале стал российско-украинский проект Пермского негосударственного театра кукол «Карабаска» и украинского режиссера Хмельницкого театра кукол Сергея Брижаня, художницы украинского театра кукол Веры Задорожней. Ощущается влияние С.  Брижаня и как художника, ведь он известен в Украине, как режиссер поэтического театра кукол. С. Брижань передал магию и зачарованность текста Н. Гоголя,  украинской Рождественской ночи с ее таинственностью и мистичностью. Собирательные религиозно-мистериальные образы в костюмах: хитоны, с изображением стилизованного украинского села, большие вытянутые шапки, по форме напоминали одеяния священнослужителей. Стилизованный деревянный ящик, напоминал вертепное пространство. В постановке много культурный цитат, в начале спектакля в верхнем окошечке появлялся силуэтный театр – шуточная встреча Александра Пушкина с Николаем Гоголем. В драматургической основе спектакля использовались мотивы произведений Булгагова, полет обнаженной ведьмы-куклы и фантазийно-мистических рассказов Гофмана. Лубочные куклы в художественном решении напоминали стиль  украинского национального орнамента. Художница по куклам Вера Задорожняя в кулуарной беседе рассказала о своем увлечении кукольными мультиками («Жил был пес», пластилинового мультика «Злыдни»), эстетика которых повлияла на создание кукол в спектакле.
Интонационный колорит в спектакле, оживление кукольных героев органично происходило благодаря таланту актеров – Андрею Тетюрину и Наталье Красильниковой. Актеры с удовольствием существовали в стихии импровизации: от мелодичного, порой капризного голоса Оксаны, до молодецкого, порой по-детски растерянного Вакулы. Андрей Тетюрин в голосовых возможностях – иронично тонко и в ломаных движениях передал характерные нотки куклы Черта. Перед исполнителями  стояла задача найти интонационную окраску каждому герою в спектакле, правда, немного однообразно в найденном сценическом воплощении был создан образ Дьяка, немного терялась и сама кукла, т. к. художником не было найдено индивидуальной особенности в решении данного образа. В целом же спектакль запомнился как цельное художественное произведение.
Театр кукол «Ученый медведь» это объединение молодой креативной команды единомышленников, которые в своем творчестве совмещают создание кукольных мультфильмов, фольклорные песнопения, теневой и силуэтный театры. В культурном пространстве Украины, с похожими творческими проектами выступают этно-хаос группа «Дахабраха» и фольклорный ансамбль  «Ойра».
«Купаленка, ночь маленька» (режиссер А. Пронькин)
это спектакль о летнем Солнцестоянии, празднике Ивана Купала, в котором актеры природно исполняли купальские песнопения, разыгрывая в  силуэтно-теневом театре сюжеты о купальских традициях. По композиции в спектакле был долгий зачин, а также допущены повторы в художественной форме. Несмотря на эти замечания, открытость молодой команды, поисковость, обращение к традициям – является ценностью данного проекта. В кулуарном общении ребята поделились информацией, что это был их премьерный показ, поэтому обсуждения и замечания, связанные с композиционной целостностью спектакля оказались уместными.   
На закрытии фестиваля были вручены дипломы и основной приз КуКколлег, который по итогам зрительского голосования достался Пермскому театру кукол за поэтический спектакль «Ночь перед Рождеством».
Юбилейный фестиваль «Московские каникулы» собрал коллективы камерных театров кукол, которые не так часто участвуют в больших фестивалях. С различными трудностями пришлось столкнуться  организаторам, не все получилось идеально, но искренняя преданность театру кукол, желание показать и поделиться чем-то новым, собрать друзей – дорогого стоит.
Изображение 014
Изображение 020
Изображение 022
Изображение 028

Изображение 068
Изображение 004
Изображение 006
Изображение 011
Искренне поздравляю коллектив Харьковского академического русского драматического театра имени Александра Пушкина с 80-летием, с юбилеем! Желаю Вам совершенствоваться и развиваться. Есть искреннее желание радоваться Вашему празднику вместе с Вами. Правда, и радость, и грусть охватывает меня. Театр стремится идти в ногу со временем, но ему по-прежнему мешает отсутствие целостной художественной культуры. Вот, например, юбилейная сцена театра была оформлена нарочито эклектично: как можно было соединить дорогие салонные синие кулисы с воздушным занавесом из спектакля  «Изверг», отсылающего нас к Пушкинской тематике и «семейным ковром дачной усадьбы»…. Уважаемая, Ирина, Вы пишите о прекрасном сценарии Светланы Луполчук, но, как по мне руководитель музыкальной части, к сожалению, совсем не знает истории своего театра! Ведь начинать вечер, посвященный 80-летию театра, нужно было бы не с плоской шутки ведущих о том, «что такое Фэн-шуй» или же не «затянутой» импровизации ведущих (А. Маркович, Е. Кудрявцева), которые, в особенности Елена Кудрявцева, путали русское и украинское произношение на сцене. А долгие и утомительные речи, награды (хотя понимаю необходимость данного мероприятия и человеческий фактор), можно было объединить выходом награждающихся артистов, сотрудников театра на сцену и общего поздравления. (Особо грустное впечатление произвело награждение технического персонала, у которого же в конце происходит накладка с техникой…. )
Понимаю, что художника нужно судить по законам, им самим над собой созданным, но ведь в ваших предложенных героях капустника мало что читалось! Вечер 80-летия – как много ценных воспоминаний хранит время, корифеи сцены и история Вашего театра. История и актеры живы, пока о них помнят! Уверена, логичнее было бы начать вечер с упоминания о корифеях сцены, ныне живущих, отдавших свою жизнь театру русской драмы, ведь их пребывание в зале и в памяти стоит слов благодарности! Возможно, тогда бы и воспоминание об Александре Сергеевиче из уст правительственных людей не было бы таким натянуто-навязанным. ….
О капустнике… Поверьте, очень люблю хорошие капустники, ведь в них закаляется актер, проявляя свою импровизацию, находчивость и т.д., однако не пойму, что за плоская идея всего вечера на 80-летие – говорить со сцены о бациллах «пустоты», «смеха»….и противоядии «любовью»….Как просто, прямолинейно и сразу грустно, что у Вас нашелся лишь такой ход для проведения юбилейного вечера. И в театре ведь есть мыслящие актеры, которые могли написать достойный сценарий – апатия, равнодушие, безразличие? Сверхзадача, которую театр видит в развлекательно-комическом жанре - это все, на что вы способны? Неужели поколение артистов, на которых ходил весь Харьков, заслужило только упоминание в конце вечера? (Ведь есть фрагменты этапных спектаклей в записи, к примеру, «Поминальная молитва». Яркие и знаковые фотографии актеров и режиссеров), а с современной техникой справляется и 5-летний ребенок (понимаю, волнение, человеческий фактор), но это не оправдание того, чтобы зависала техника на самом дорогом театру моменте. Поэтому, речь худрука Анатолия Кубанцева о прошлом театра, о Памяти и процитированный текст из Нового завета о любви «…Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится», – не прозвучала с нужным философский значением, а воспринималась как претензия на сострадание к коллективу!
Поверьте, что наблюдая за таким «винегретом» с  приправленными чувствами актеров на сцене не получается  Любить и прощать! И даже если хочется радоваться с Вами, то не получается!
Спасибо за искренность и правду в словах Сергея Анатольевича Бычко.
Из поздравительных номеров хочется отметить выстроенный «кукольниками» номер, отсылавший к фильму А. Тарковского «Сталкер», где сцена, как та мистическая зона!!!, мало что прощает актеру. Спасибо коллективу Харьковского академического театра кукол им. В. Афанасьева, актерам (В. Гиндину, И. Мирошниченко и Г. Гуриненко) за правильно и тонко подобранные слова, иронично-щемящую подачу многолетних проблем театра. По случаю, за визуальную красоту костюмов и праздничное исполнение вокальной композиции из «Призрака оперы» актерами музыкальной комедии. За юность и непосредственность сердец - студентам ХНУИ имени И. П. Котляревского (правда, на режиссерском уровне номера хотелось бы обратить больше внимание на драматургию номера и студенческие возможности). 
Поверьте, я не сноб, хотя в глазах Пушкинцев, все критики это «дяди Васи» из не очень глубокой пародии актера театра. Но у меня возникает еще один вопрос, почему, ни один театральный критик не был приглашен в театр? Ведь я точно знаю критиков в городе, которые объективно оценивали ваши премьеры на протяжении последних лет. А театр в былые времена (50-70е гг.) был дружен с критиками, прислушивался к их  мнению, вспомнить самобытные  личности критиков Л. Я. Лившица, В. Н. Айзенштадта, ко мнению которых прислушивался театр в свое время! Ведь творчество театрального критика, его рецензии и высказывания – это не только замечания, а вписанная в историю развитие театра, архитектоника спектакля. Просто нужно уметь слушать и слышать, как умели это великие мастера сцены этого театра! 
Больно и грустно, что на конференции, посвященной 80-летию театра, проведенной 21 ноября И. Лобановой и студентами и педагогами кафедры театроведения, в библиотеке им. Станиславского, не присутствовал ни один актер из театра. Странно, если на вечере памяти народного артиста Украины Бориса Моисеевича Табаровского, который состоится 5 декабря в 15.00 в библиотеке им. Станиславского театр опять не примет никакого!!! участия.
Трудно что-то ответить корифеям, театралам-зрителям, которые задаются вопросом, почему в театре нет фотогалереи актёров, ушедших со сцены…..
О юбилейном буклете театра.  Держа в руках такой красивый по оформлению буклет в первые минуты радуешься, что у театра есть материальные возможности для такого исторического справочника. А когда открываешь,  возникает много вопросов, почему все так  составлено? Из-за невнимательного отношения к истории в буклете, на развороте народные и заслуженные артисты наскоро подобраны фотографии актеров театра (разные фото по качеству, обработке), а заслуженная артистка Украины Антонина Ивановна Москаленко вообще пропущена (или возможно, я ошибаюсь. Хотя 100 раз пересматривала буклет…)!!!! Нецелесообразным выглядит целый разворот посвященный  интерьеру, колонам театру, одинаковой панораме зрительного зала, а не сценам из этапных спектаклей театра.
Конечно, в сердце мы радуемся с вами, дорогие наши актеры, любим вас, желаем, прежде всего, здоровья, добра и отзывчивого, Вашего зрителя, который есть у Вас. И также, хотелось Вам пожелать, более внимательного отношение к сцене, к слову, звучащему со сцены. И к Памяти, к которой, хотелось верить, Вы искренне относитесь….
В известной повести Чингиза Айтматова «Белый пароход» главные герои отрекаются от своей истории, забывают ее, пренебрегая традициями, вследствие чего весь Род гибнет. И только маленький мальчик, жертвуя своей жизнью,… дает надежду на продолжение Рода! Думаю, многие пожертвовали своей жизнью ради этого театра: актерским служением, мыслью и критическим суждением, думаю, что это удачная притча, сохраните Память!
img352
img353

img337
_IMG2024-285-640-640-100-wm-right_bottom-100-watermarkpng
IMG_0006
Лейзер Вольф
Уступи место завтрашнему дню
1
066-162-640-640-100-wm-right_bottom-100-watermarkpng
IMG_2144-43-640-640-100-wm-right_bottom-100-watermarkpng
Актор, Король і Соломон. нар.а.України О.Васильєв, з.а. України О.Дербас, н. а. України А.Кубанцев
Цієї весни з 10 по 13 травня в одному з найстаріших міст Білоруської республіки – Гродно відбувся І Міжнародний фестиваль театрів ляльок «Ляльки над Німаном». Завжди хвилююче і відповідально, давати путівку в життя новій театральній події. Гродненський театр ляльок, з його визнаним майстром режисури Олегом Жюгждой і професійним колективом має всі можливості на проведення Міжнародного форуму лялькарів.
Перший фестиваль – свято друзів (таку назву фест отримав у кулуарах театру) зібрав 12 театрів ляльок, представивши жанрове і стилістичне розмаїття художніх засобів виразності сучасного театру анімації (як естетично-філософського поняття «оживлення, одухотворення неживої матерії»).
На запрошення авторитетнішого режисера з’їхалися дружні колективи з 5 країн: Білорусії, Литви, Польщі, Росії та України.
Свою професійну майстерність і винахідливість колектив театру продемонстрував вже на відкритті – театралізованим дійством й виступом екстравагантних ведучих «Девок Городзенских» (творче об’єднання актрис та музичних майстерень театру: Н. Доценко, О. Літвінєнок, А. Аргеткіна), які своєю імпровізацією, потішними частівками задали позитивний настрій всьому фестивалю, а перед кожним виступом вигадливо представляли гостей фестивалю. На жаль, у репертуарі фесту не була представлена робота господарів, це пояснюється тим, що гродненський театр ляльок веде активне фестивальне життя. Їх творчість користується професійним інтересом далеко за межами своєї країни, тому провідна частина колективу з виставою «Пікова дама» (реж. О. Жюгжда, худ. М. Сташуленок) в цей час поверталася з Міжнародного фестивалю театрів ляльок з польського містечка Жешув, а майже через декілька днів театр отримав нові запрошення на престижні театральні форуми – у Литву та Сербію.
За круглим столом Олег Жюгжда зазначив основні засади фестивалю: «У планах на майбутнє – проводити щорічний форум, який буде складатися з двох частин: тематично-конкурсної та поза конкурсної програми». Високі вимоги до учасників вже були заявлені на першому фестивалі, адже конкурсну програму було запрошено оцінювати професійному журі, що складалося з провідних діячів культури та мистецтв Білорусі. Окрім конкурсної програми й кулуарного спілкування на фестивалі була започаткована добра традиція обговорення вистав театральними критиками (хотілося б підкреслити зацікавленість у фаховому діалозі О. Жюгжди, який й запросив молодих критиків з Польщі, Білорусі, Росії, України), сподіваємось, що ці паростки проростуть у постійну практику. Адже обговорення переглянутих вистав – це необхідне професійне спілкування, що надає фестивалю інтелектуально-емоційної напруги, тонусу. На першому обговоренні відбувся значний діалог поміж теоретиками та практиками, підіймалися теми пов’язані з репертуарною політикою фестивалів, з режисерською концепцією й акторською майстерністю у виставах. Найголовніша тема, що захопила всіх, була присвячена сучасним можливостям театру ляльок. Молоді критики - Т. Кузовчікова (Санкт-Петербург), Г. Зав'ялова (Єкатеринбург)
Отже, поговорити про вистави буде цікаво з точки зору їх художньої мови, традиційного й новаторського режисерського прочитання матеріалу.
Історично й соціально склалося так, що безперечно одним з головних адресатів театру ляльок є діти. На фестивалі були показані вистави з традиційною формою виразності, де головною художньою ознакою була лялька. До цієї групи можна віднести наступні постановки: «Лисиця та Ведмідь» (реж. засл. діяч мистецтв РФ В. Шадскій, худ. лауреат національної премії «Золота маска» З. Давидов) Рязанського державного театру ляльок, «Пряничний дім» (реж. А. Маркуцкіс, худ. О. Бєрєснєва) Паневежеського театру ляльок (Литва), «Про тигрів та слонів» (реж. засл. арт. РФ О. Іванова, худ. Г. Солоніна) театру «ТРИлика» (Москва). На жаль, не обійшлось й без деяких негараздів. З мовними проблемами зіштовхнувся колектив Паневежеського театру ляльок. Актори розігрували відому казкову історію братів Грімм про маленьких Гензель та Гретель у старовинній музичній шкатулці (яка за своєю конструкцією нагадувала утаємничений театр ляльок-автоматів Німеччини XVIII ст.) на двох язиках – литовському та російському. Ця історія нічого б не втратила, якби гралася на одній мові, адже сюжет казки не був змінений, а деяка натягнутість у спілкуванні акторів, садила темпоритм вистави. Чарівна камерна атмосфера вистави була порушена й великим простором «малої» сцени Гродненського драматичного театру (зрозуміло, що подібні ситуації з майданчиками є закономірним випробовування для учасників фестивалю). Чарівник-професор та його помічниця намагалися обіграти простір, тому не завжди відчували «подиху» зали. Виставу «Про тигрів та слонів» теж спіткало просторове випробування. Актори театру «ТРИлика» (В. Драгун та О. Мартинова) є «пташенятами» Гродненського театру ляльок, переїхавши до російської столиці, змогли не загубитися в ній, а організувати свій домашній театр. Актори розповіли повчально-веселі історії Дональда Біссета, про життя кумедних тварин і комах, з використанням «живого плану», вивідних ляльок, художніх форм силуетного театру. Так малеча спостерігала за Тигреням, який втратив свої смужечки та ласунчиком Мурахою, який не міг потрапити додому через свою жадібність. Практика показу вистав на різних площадках (театр у Москві не має свого постійного приміщення, часто запрошується на виїзні покази) та випрацьоване з роками відчуття різних просторів не розгубило акторів, а ось візуально сценічний простір вистави «розпався» на фрагменти. Ще хотілося б зауважити, що граючи виставу для самих маленьких актори не повинні допускати у грі розхожі штампи й поверховість. Умовну гру «театру у театрі» розбивали натуралістичні сцени – прибирання кімнати, приготування тіста для святкового торту з вгадуємого, навіть на відстані, жовтого рушника. Оживлюючи ляльку Тигреня (В. Драгун) залишав її на авансцені, обігруючи це тим, що вона спостерігає за Днем народження своїх друзів. Але, саме ігрова лялька без руху, без уваги актора швидко втрачає свої сценічні якості. А неприпустимі штампи у відображенні повадок звірів – великі стрибки жаби, перекидання ляльки, в такій камерній виставі, порушували її ігрову цілісність. Крім цього виникло питання відбору даної постановки на фестиваль, адже сама вистава 2006 р., а в репертуарі театру є більш цікаві прем’єри. Казка Рязанського театру ляльок «Лисиця та Ведмідь» завдяки своїй об’ємній сценографії (в розрізі обжита кімната) повністю вписалася в простір сценічного майданчика малої сцени драматичного театру. Розіграна історія невимушено повчала маленьких глядачів, як уникнути сварки поміж батьками. У звичайній комунальній квартирі назрівав сімейний конфлікт, щоб його уникнути молодята захоплювалися грою в ляльковий театр. Зрозуміле дитині художнє оформлення, у дусі лялькових пластилінових мультфільмів Олександра Татарського, акторський інтерактив розташовував маленького глядача довірою до вистави. Органічна акторська гра, нюансіровка характерів за допомогою голосу й вправному ляльководінню дозволила виконавцям створити кумедні образи м’якого Ведмедя (В. Уточкин) й хитроверткої Лисиці (С. Борисова). Особливим персонажем вистави став Домовичок (актор В. Рижков у ростовому костюмі-ляльці), під впливом чар якого головні герої помирилися. Увага до малечі, акторська майстерність та відчуття авдиторії – запорука успіху вистави. (У номінації «За кращу чоловічу роль» був нагороджений актор рязанського театру ляльок – Василь Уточкин).
У виставах «Попелюшка» (реж. Я. Антонюк, худ . Є. Фаркашова) театру ляльок з Ломжи й «Невідомих пригод Аладіну» (реж. Є. Ібрагімов, худ. Мішалем) театру ляльок «Гуллівер» (м. Варшава) постановники прагнули нелінійно прочитати матеріал відомих казок. Обидві польські вистави були насичені довгими мовними діалогами, що ускладнювало їх сприйняття (особливо для дитячої авдиторії). Для осучаснення казки історія про Попелюшку була перенесена у наш час. Дія вистави розгорталась таким чином, що ставало зрозумілим поділ на два світи, що були відображені в сценічному просторі: по центру сцени, стилізований під кришталь й дзеркала – Палац, відбиваючий у своїх інтер’єрах високий придворний світ, куди мріяла потрапити Попелюшка (акторка у вишуканому вечірньому вбранні зі своїм прототипом – вивідною лялькою) й вульгарно-прозаїчний світ повсякденної реальності, де старіють від своєї злості сестри й мачуха. Виставі трохи бракувало витриманості в єдиному художньому стилі – якщо світ Попелюшки та її «родичів» був узгоджений, то з’явлення хрещеної матері (велика голова ляльки, що опускалася мов оберег на житло Попелюшки) випадав з художнього простору вистави. Хотілось би ще сказати про принцип ляльководіння, який у польських акторів відрізняється незрозумілою поверховістю й метушливістю. Складається таке враження, що актор не володіє технікою ляльководіння, а лялька стає для нього зображальним знаком. Можливо припустити, що такий принцип йде від режисерського прочитання матеріалу, або від польської традиції у праці з лялькою, де на перше місце виходить актор, а потім лялька. Вистава «Попелюшка» була побудована на музичних шлягерах (композитор Б. Шчепаньский) та хореографічних номерах (Я. Гембура), що відсилали до мотивів Бродвейських мюзіклів (У номінації «Краще музичне оформлення» вистава отримала визнання журі фестивалю).
«Невідомі пригоди Аладдіна» у цій виставі головними персонажами ставали ляльки маріонетки. Потішила й більш належна уважність й технічність акторів в керуванні лялькою. Однак вистава була переобтяжена різноманітними формами художньої виразності: казковий світ сходу створювався на очах у глядача з яскравих етнічних танцювальних номерів, на тлі яких розігрувалось удавання з маріонетками й тростинними ляльками, масками й театром тіней, – всі ці форми виразності, особливо при появленні Джина (великі гумові ростові ляльки), не завжди були узгоджені в єдиному просторі вистави, тому розбивали її цілісність.
О двох наступних роботах, заявлених на фестивалі, хотілося поговорити, як о прикладах, в яких завдяки бережливому ставленню до традицій, ілюзій оживлення ляльки й збалансованому вкрапленню сучасних художніх можливостей самобутнім тандемом режисер-художник створювалися виразні узагальнені світи.
«По дорозі до сонця» (реж. лауреат премії «Золота маска» Б. Константінов, худ. лауреат премії «Золота маска» В. Антонов) вистава Каунаського театру ляльок (м. Литва). Метафорична історія про бродячого скрипаля сягала у виставі філософського змісту. Унікальна майстерність художника Віктора Антонова у створенні віртуозних з техніки тростинних ляльок. За режисерською ідеєю вистава вибудувана без слів, на мелодії бродячого скрипаля, який поодиноко проживає своє життя в картонній коробці під мостом вокзалу. Саме зустріч бродячих артистів цирку та їх захоплюючі історії (сцени в чорному кабінеті з ляльками) й життя музики (знайомство з цирковою мавпою, спогади з життя) наповнюють життя кожного необхідним змістом. Лялькові сцени показані акторами у філігранній техніці ляльководіння, завдяки якому у чорному кабінеті відбувалась повна ілюзія оживлення ляльки. (За цю виставу колектив Каунаського театру ляльок був відзначений у номінації «За кращий ансамбль»).
Вистава «Золота яблунька, винний колодязь» (реж. Р. Дрежис, сцен. та ляльки М. Йонутіс, комп’ютерна графіка А. Дрежис) Вільнюського театру лялько «LELE». Постановка за мотивами литовської народної казки – образне бачення художником народного литовського фольклору. Створюючи цю постановку творча група зробила історичну розвідку до національних витоків, вибудовуючи ігровий простір як оригінальне узагальнено-філософське бачення Світокосмосу. Сценографічна форма цієї постановки побудована за принципом художньо-прикладного та образотворчого мистецтва, традицій райка, канонічних законів стародавнього іконопису. Тепла й душевна атмосфера моно вистави (цей театр є представником високої культури цього жанру) передавалася завдяки природній й невимушено щирій грі акторки Е. Пишкинайте. (Вистава отримала три номінації «За кращу роботу художника», «За кращу режисуру» та «Кращу жіночу роль»).
Сучасні можливості візуальних форм театру анімації все частіше приваблюють режисерів нової формації. З цієї точки зору хотілося б поговорити о виставах «Чарівна кисть» (реж. І. Казаков, худ Т. Нерсісян) Могильовського театру ляльок та «Мікрокосмос» (пост. група Р. Дробнюх, К. Гарбатик, сценограф А. Вальни) Бєлостоцького театру ляльок.
«Чарівна кисть» – масштабний проект, що створений молодим білоруським режисером Ігорем Казаковим. Учень О. Лелявського, перспективний режисер, учасник лабораторії режисерів театру ляльок при Спільці театральних діячів РФ, нещодавно (5 років) отримав посаду головного режисера Могільовського театру ляльок. Для Ігоря театр ляльок – це унікальний світ й виразні можливості. Режисер не боїться експерименту, й в той же час з повагою відноситься до історії та традицїй Білоруського театру ляльок. Як на мене, головне надзавдання Казакова – привернути увагу білоруського глядача до театру ляльок, за допомогою багатого спектру художніх форм сучасного мистецтва театру ляльок й «Чарівна кисть» тому підтвердження. Так для історії про Дівчинку, що відчайдушно бореться з Безобразом (актори в живому плані та ростових ляльках) створений цілий мультиплікаційний фільм. Постановка насичена несподіваними прийомами, оригінальними ляльками (пласкими, атракціонно-вивідними). Музичне оформлення для вистави було створено С. Залєскою-Бень, лідером самобутнього музичного гурту «Срібне весілля», що відомий далеко за межами Білорусі. Як на мій погляд, «Чарівна кисть» – значний режисерський проект-експеримент, в якому, ще повністю не збалансовано театральне мистецтво й захоплення сучасними візуальними можливостями.
Пошуковий проект «Мікрокосмос. Композиція» – спільний проект Білостоцького театру ляльок і Подляської асоціації хореографів. Вистава, про яку піде мова створена за мотивами сюжету документального фільму «Мікрокосм», що представляє один день з життя комах. Саме тут треба зазначити, що Білостоцький театр ляльок (арт директор М. Вашкель) є унікальною пошуковою площадкою, де завдяки керівникам театру відбувається постійний експеримент з формотворчістю. У виставі «Мікрокосм» було цікаво спостерігати за акторськими знахідками та гутаперчевими можливостями, які проявлялися під час роботи з оригінальним залізним матеріалом. На жаль, виставі не вистачало вибудованої драматургії, тому все дійство нагадувало майстерно-технічні художні номери, які опановують студенти у творчих вишах. Однак, не зважаючи на вище наведені недоліки, можна радіти з того, що молоді режисери експериментують з формою, з головою занурюючись у сучасні можливості театру ляльок. Адже тільки так відбувається діалог поміж поколіннями.
На фестивалі були представлені й класичні твори з складною режисерською концепцією: «Записки божевільного» (реж. В. Климчук, худ. О. Сидоров, Г. Сидорова) театру «Лялька» (м. Вітебськ), «Луна Сальєрі» (реж. лауреат премії «Золота маска» Р. Кудашов, худ. лауреати премії «Золота маска» А. Запорожський, А. Торік) Брестського театру ляльок, «Лісова пісня» (реж. О. Жюгжда, худ. Л. Лучко) Закарпатського обласного театру ляльок «Бавка».
Перед розмовою о «Записках божевільного» Вітебського театру лялько хотілося б згадати вислів самого Гоголя: «Що театр це така кафедра, з якої можна багато сказати світу добра», на жаль, режисер вистави відмовився від канонів цієї заповіді. «Записки божевільного» – складний твір в самому першоджерелі, в якому, на мій погляд, розкривається хворобливе сум’яття людської душі. Цей твір безперечно цікавий матеріал для театру ляльок з його гротеском та метафоричністю. У свій час Юрій Лотман порівняв «Записки божевільного» з лубком. Постановку В. Климчука можна назвати «жорстоким лубком», адже це режисерська рефлексія на сучасність. Щоб справитися з цим матеріалом потрібно мати чітку наскрізну режисерську концепцію й художнє бачення, яких, на жаль, у постановочної групи не вистачило. Можливо припустити, що були намагання створити лабораторну виставу, в якій режисер використовував безліч «культурних цитат», психологічно-натуралістичних сцен необґрунтованої жорстокості, що межували з умовним театром ляльок, таким чином «вбиваючи» останній (згадуються сцени спалювання паперового Парламенту; ностальгія по дитинству – гра у матрьошки; фінальна і, напрочуд, сповідальна колискова «Котику сиренький»). Після переглянутої вистави виникало людяне бажання подякувати акторові Є. Гусєву, який зіграв роль Поприщіна у «живому плані», за його психологічну витримку та акторську майстерність.
Дві інші вистави «Місяць Сальєрі» (за мотивами трагедії О. Пушкіна «Моцарт і Сальєрі») Брестського театру ляльок (Білорусь) та «Лісова пісня» Закарпатського театру «Бавка» продемонстрували високий художній рівень й наочно представили режисерський театр.
Довга дружня й творча співпраця пов’язує білоруського режисера Олега Жюгжду й Закарпатський театр «Бавка». Головна особливість режисера О. Жюгжди – його універсальність. «Лісова пісня» – це авторський театр Жюгжди. Самобутність твору «Лісової пісні» завжди захоплював режисера, з його згадок ще з дитинства. У 80-х режисер під впливом казкової кінострічки Юрія Ільєнко. З роками у режисера викристалізувалося своє філософське осмислення цього матеріалу. Отже, переосмислив для себе як драматичну історією життя Лесі Українки, так і її драматургічний доробок, режисер відтворив на сцені абсолютно нове, без хрестоматійної театральщини, дійство у дусі символічного театру. На сцені відображається атмосферний світ театрального декадансу початку ХХ ст. Так навколо рояля збираються шанувальники поезії , щоб розіграти нову театральну п’єсу. Режисер вміло використовує прийом «театру в театрі». По середині сцени музичний інструмент – рояль, стає символом і виразним місцем дії для подальшої гри . Жюгжда сміливо з’єднує поетичну умовність і національний колорит традиційно укладеного життя. Так вивідні ляльки матері Лукаша (Є. Григор’єва) та Килини (С. Кобзиста) – вирішені як «промовляючи» народні образи – два розписних глечика. Поєднання ж умовності у Ляльці-Мавки й від природи драматичної гра заслуженої артистки України Наталі Орєшнікової, потужна природна енергія акторки, відбиває образ самої Лесі Українки, й більш узагальнюючий образ жіночого початку, що завжди надає нове життя. Велике значення у виставі відводиться терновому вінцю-люстрі – символу постійних людських страждань та випробувань. У виставі все працює на ідею символічного театру: значущість кольору – насиченого червоного, білого, мерехтливо синього та жахаючого, своєю безоднею прірвою чорного. Салонне відображення сценічного простору й вишукане вбрання акторів у живому плані. Витончений акторський ансамбль, музичне (В. Джуган), світлове оформлення (І. Осокіна).
«Місяць Сальєрі» Брестського театру ляльок – містеріально-релігійна вистава визнаного тандему режисера Руслана Кудашова та художників Андрія Запорожського, Алевтини Торік. Самоцінність вистави полягає в її універсальних художніх складових: поетиці тексту драматургії «Моцарта та Сальєрі» О. Пушкіна, класичній музиці та лялькам-маріонеткам, що за своєю умовною властивістю втілюють ідею зв’язку людини з Вищим світом. Постановка була вирішена у чорному кабінеті й дивувала віртуозністю акторського ляльководіння. На сцені відбувалась повна ілюзія одухотворення ляльки. Спілкування з глядачем передавалося, мов через невидимі нитки невропастів й утаємничено-магічний простір темряви і світла. Основні ж події вистави розгорталися на Місяці, останньому притулку Сальєрі (актор Д. Нуянзін) та його хворобливим спогадам про Моцарта (Р. Пархач). Саме завдяки сукупності потужної магічної атмосфери, що йшла від сценічної дії, глядач поринав у ритуальну атмосферу дійства. Тому, так пророкуючи близько був до кожного лялька Демон (І. Герасевич), який спокушав Сальєрі, і як каяття фрагменти церковної мозаїки у зображенні Тайної вечері, як символ Божого суду. (Ця вистава отримала Гран-прі фестивалю).
Чотири напружених й вкрай цікавих дні мистецького форуму лялькарів проминули непомітно. Добре фінансування (обласний виконавчий комітет та  управління культури гродненської області) й улаштування фестивалю дали змогу професіоналам зібратися разом, подивитися різноманітний спектр вистав й обмінятися досвідом. Для міста й країни фестиваль надав можливість знайомства зі своєю культурою Європейським колективами. Зважаючи на те, що в Білорусі лялькові фестивалі проводяться тільки-но в столиці, фестиваль «Ляльки над Німаном» стануть гідним приводом для розширення кордонів й митці цього унікального виду мистецтв у наступному році знов зустрінуться у весняно-квітучому місті Гродно.
Стаття для професійного українського театрознавчого журналу "Просценіум" (м. Львів, Україна).
Світлини до статті -
Тетяни Кузовчиковой, Наталі Савєнкової та з архіву театру.
Сцена з вистави Луна Сальєрі. Брестський театр ляльок
Девки Городзенские
Закарпатський театр Бавка, Сцена з вистави Лісова пісня
Золота яблонька, винний колодязь
Лисиця та Ведмідь
Олег Жюгжда, відкриття круглого столу та обговорення вистав
Сцена з вистави Лисиця та Ведмідь. Рязанський театр ляльок
Сцена з вистави Мікрокосмос, Бєлостоцький театр ляльок
Сцена з вистави Чарівна кисть, Могільовський театр ляльок

Ирина Павловна УВАРОВА-ДАНИЭЛЬ — «Новой»: о возрождении традиции рождественского вертепа в России

www.novayagazeta.ru
Лучше бессо́нницы (расстройство сна, которое характеризуется недостаточной продолжительностью или неудовлетворительным качеством сна, либо сочетанием этих явлений, на протяжении значительного периода времени) - забытье (не глубокая потеря сознания (глубокое); лёгкое беспамятство;  состояние, пограничное между сном и явью; состояние отрешённости от реальности). 
"...И боль, что скворчонком стучала в виске, стихает, стихает"(...стихнет ли когда-нибудь или будет вечным напоминанием...). ПУСТЕЙШАЯ-ПУСТОТА.Одно из самых сильнейших наказаний за мое малодушие и легкомысленную тупость.
Светлая память - дорогому Человеку, Учителю, наставнику, другу, Евгению Теодоровичу. Вы обладали редкими человеческими и профессиональными качествами - энциклопедическими знаниями, преданностью в служении театру, природным камертоном в оценке театрального искусства (историчсекого и современного процесса). В моем сердце и памяти останется Ваше утонченное отношение к прекрасному, располагающая демократичность и фирменное чувство юмора. Рядом с Вами хотелось Быть, узнавать новое, стремиться вперед, быть любознательным и живым....просто Жить! Вы всегда вели такой открытый и увлекательный, честный и располагающий диалог со студенчеством. Наверное....возможно...все не проговаривали, стремились увлечь......Поэтому увлекли....В моих мыслях Вы всегда рядом.  Простите....за недосказанность....самой осталось куча-мала вопросов....А Вы, вспоминая вашу быструю походку, просто быстро перешли на еще одну ступень своего интеллектуального развития. Ведь мы всегда не дотягивались до  Вас, а теперь, Вы задали очень высокую планку. Дотянуться бы! 

Метки:

http://www.objectiv.tv/161112/77495.html#video_attachment - cпектакль о счастье и военном коммунизме по мотивам романа Андрея Платонова "ЧЕВЕНГУР"

Latest Month

Ноябрь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com